Совершенствование мастерства

В период расцвета и максимального могущества Киевской Руси древнерусские кузнецы принимали активное участие в строительстве городских соборов в престольном Киеве, Великом Новгороде и Пскове. Из железа ковали оконные решетки, парадные ворота, дверные обкладки, купольные кресты и прочие декоративные элементы ("узорочье"). К сожалению, в силу низкой стойкости железа к коррозии кованые изделия того периода сохранились в незначительном количестве.

С развитием техники и городского ремесла в целом появлялись новые виды и конструкции орудий труда и инструментов. Железный и стальной инвентарь все увереннее входил в жизнь рядового жителя деревни и города. Русскими кузнецами были в совершенстве освоены технологии ковки, сварки, пайки и термической обработки металла. Параллельно шел процесс накопления знания в области физических и технологических свойств различных металлов. Интересен тот факт, что изделия старинных кузнецов, найденные при археологических раскопках, во многом сохранили свои качестваи после механической и химической очистки и стабилизации (вываривания в восковом составе с целью закупорки пор и предотвращения дальнейшей корразии) могут быть использованы по своему прямому назначению. Этого нельзя сказать о качестве большинства вос-ременных изделий. Происходит это потому, что в поточном производстве задействуют упрощенные технологии плавки и обработки металла, отличающиеся от старинных, в результате в металле остается больше примесей, ускоряющих его коррозию.

В период феодальной раздробленности стали складываться многочисленные местные художественно-ремесленные школы, которые широко использовали киевские традиции. Сохранившиеся памятники свидетельствуют о совершенном владении техническими приемами кузнечного ремесла. К середине 17 века с восстановлением экономического потенциала Русского государства возникли предпосылки для развития различных видов искусства. Передовые позиции в декоративно-прикладном искусстве заняли многочисленные кремлевские мастерские — палаты (Оружейная, Золотая, Серебряная, Государева, Царицына). В них лучшие ремесленники страны работали бок о бок с мастерами из-за границы (немцами, голландцами, англичанами, греками). Участие в работе иноземных ремесленников способствовало взаимному обмену техническими и художественными приемами. Большая часть произведений кремлевских мастеров изготавливалась по индивидуальным заказам, на высоком художественном и техническом уровне. Некоторые произведения златокузнецов того периода можно увидеть в музее "Оружейная палата" в Кремле. Предметы повседневного спроса, рассчитанные на широкий круг горожан, делались с ориентацией на высокохудожественные образцы, созданные лучшими кремлевскими мастерами. Из железа выковывали решетки, подсвечники, подставки для лучин (светцы), флюгера и др. Большое внимание уделялось украшению входных ворот и наружных дверей — так сказать "лицу" жилого дома. Особой декоративностью отличались жиковины (дверные петли), ручки-стукалы, личины и замки. Для изготовления жиковин последовательно применяли расковку и гибку предварительно нарубленных "отщепцов", из которых получали завитки разнообразной формы и всевозможных размеров. Ручки-стукалы представляли собой кольца из витого прутка с утолщением внизу. Под утолщение (горошину или бусины) на дверь крепили круглый подстукальник, а под верхнюю петлю подкладывали богато декорированную пластину. Замочную скважину обычно маскировали личиной из прочного листового железа. Нередко наружный декор дома, выкованный из железа, украшали просечкой — ажурными узорами с замысловатым переплетением растительных побегов. Особенно высокого уровня техника ажурной просечки достигла на севере, где она использовалась при изготовлении многих предметов домашнего обихода.

В это же время кованый металл начали использовать для изготовления и украшения предметов мебели. Нередко кузнецы сами орнаментировали поверхность кованых изделий, не прибегая к услугам граверов и чеканщиков. Используя ограниченный набор кузнечных инструментов, они могли создать довольно сложные и красивые узоры.

В 17 веке искусство обработки стали достигло такого высокого уровня, что черный металл в руках мастера буквально преображался. В частности, тульские мастера прославились умением превращать сталь в "бриллианты". Для изготовления стального "бриллианта" бралась грибообразная заготовка. Верхняя утолщенная часть гранилась на несколько частей. Каждая грань полировалась до зеркального блеска. Ножку "бриллианта" закрепляли на металлическом изделии. Искусственными "бриллиантами" украшались оружие, шкатулки и подсвечники. На украшение одной шкатулки шло до тысячи искусственных камней. При колеблющемся пламени свечи стальные "камни" сверкали как настоящие бриллианты. Неискушенные в ювелирном деле современники тульских левшей не могли отличить стальные "бриллианты" от настоящих. К сожалению, искусство гранения стали до наших дней не дошло.

Наивысшего расцвета художественная ковка достигла ко второй половине 18 века — в период небывалого развития градостроительства и усадебных работ. В это время основной профессиональный интерес русских кузнецов сконцентрировался вокруг дворцово-парко-вых ансамблей. В Москве, Петербурге, Туле, Нижнем Тагиле и других городах России появлялись великолепные городские усадьбы и роскошные парки, а вместе с ними создавались многочисленные большие и малые парковые ограды, декоративные решетки, ворота, балконные перила. Величайшие архитекторы своего времени, как Ф. Растрелли, Д. Кваренги, К. Росси, А.Н. Воронихин, В.И. Баженов, М.Ф. Казаков, Д.И. Жилярди и О.И. Бове, активно использовали кованые изделия при проектировании архитектурных ансамблей. Решетки Летнего сада со стороны Невы, выкованные тульскими мастерами по проекту архитекторов А.Е. Егорова и Ю.А. Фельтена, считаются лучшей декоративной оградой мира. До сих пор вызывают восхищения немногие сохранившиеся и поныне кованые решетки 18 века, среди которых наиболее известны "Прозрачная решетка" в Пушкине, ворота Зимнего и Шереметьевского дворцов, ворота Смольного собора, решетки и парадные ворота Екатерининского дворца в Царском селе. Последние были собраны тульскими мастерами из сотен фрагментов, на каждой детали которых вычеканены тончайшие узоры.